Проживающая в Минске семейная пара пенсионеров продала свой автомобиль за 500 долларов — а теперь вынуждена выплатить почти 30 тысяч долларов за преступление, которое совершил другой человек. Как такое случилось, пенсионеры рассказали «Нашей Ниве».

Осенью 2016 года пенсионерка Галина Гвоздева решила продать семейное авто. «Жигули» были в отличном состоянии, вспоминает женщина, но очень были нужны деньги, так как у матери Галины выявили рак.

Разместили объявление, вскоре нашелся и покупатель, молодой парень.

Машина была оформлена на Гвоздеву, но она для продажи оформила генеральную доверенность мужу, так как у нее самой не было времени заниматься продажей.

Муж договорился с покупателем о цене: машину продали всего за 1100 белорусских рублей.

«В тот же день «Жигули» сняли с учета ГАИ, стали оформлять договор купли-продажи. Но выяснилось, что покупатель не взял паспорт. Тогда решили временно оформить транзитные номера, — говорит Гвоздева. — Ведь мы хотели поскорее забрать деньги, покупатель хотел скорее забрать авто».

Получается, что официально машина продолжала принадлежать Галине и, по доверенности, ее мужу.

А менее чем через неделю покупатель, будучи за рулем тех самых «Жигулей», выехал на тротуар и сбил женщину с 5-летним мальчиком. Ребенок погиб.

Водителя взяли под стражу, в январе 2017 года приговорили к 4 годам колонии-поселения. На суде парень полностью признал вину, говорил, что машина его, он владелец.

Отец погибшего мальчика настаивал на крупной денежной компенсации. Виновник ДТП даже не подошел к пострадавшим после аварии, это и возмутило мужчину, рассказывает Гвоздева.

С горе-водителя потерявшая ребенка семья требовала 120 тысяч рублей.

На суде парень обещал, что его мать будет продавать двухкомнатную квартиру в Минске и компенсирует моральный ущерб родителям, рассказала Гвоздева.

Но все пошло не так. После того как парню присудили срок в колонии-поселении, он уже не спешил продавать квартиру и выплачивать компенсацию.

Родители погибшего ребенка ждали своей компенсации вплоть до октября 2017 года. Потом снова пошли в суд.

Суд постановил, что родители свои деньги получат. Но не с осужденного водителя, а с формального собственника машины.

Судья Молчан постановил взыскать 60 тысяч белорусских рублей с Николая Полещука, мужа Галины, поскольку именно он продавал машину по генеральной доверенности. То, что никакого отношения к аварии мужчина не имел, суд не смутило.

Родители погибшего говорили, что не имеют претензий к Николаю Полещуку — не он же был за рулем. Но это ни на что не повлияло.

После Галина с мужем попытались искать справедливости, но безрезультатно. Писали жалобы, ходили по судам, дошли до Верховного суда. Им лишь отвечали, мол, владелец машины отвечает, вот и всё.

«Мы пока не платим. Но мужу уже отключили мобильную связь», — говорит Гвоздева.

Галина и муж на пенсии. Таких денег у них нет. Пенсионеры все еще надеются, хотят попасть на прием к председателю Верховного суда, мол, он как-то им поможет.

«Формально все по закону. Есть такой момент, что, согласно указу президента, договор купли-продажи автомобиля должен быть зарегистрирован в органах ГАИ. Иначе этот договор недействителен.

Также статья 948 Гражданского Кодекса возлагает ответственность за вред на владельца имущества, — говорит адвокат Кристина Хома. — Однако в этом деле есть нюанс.

Фактически владельцем автомобиля признали виновника ДТП. Ведь приговором суда постановлено вернуть автомобиль именно ему, а не Полещуку. И в рамках уголовного дела все участники и сам виновник признавали факт купли-продажи автомобиля».

На деле же, пенсионеры, которые по бумагам якобы владели автомобилем, остались без «Жигулей», но с долгом в 30 тысяч долларов.

Наша Нива