«Никто не верил в то, что я смогу собрать единственную в Беларуси багги и поеду с ней на соревнования», — рассказ известного белорусского гонщика, возобновившего автомобильный класс багги в Беларуси.
Арсений Статкевич – выдающийся белорусский гонщик багги, за спиной которого стоит множество побед на белорусских и зарубежных соревнованиях. Однако мы выделяем его не только из-за умения искусно управлять спортивным автомобилем. Арсений возобновил свой класс в республике, своими руками собрав единственную багги в стране, и этим примером вдохновил многих автолюбителей войти в ряды белорусских гонщиков.


Автоспорт интересовал меня с детства. На школьных каникулах я всегда ходил в брестский клуб ДОСААФ и с интересом смотрел на подготовку автомобилей к шоссейно-кольцевым гонкам.  С тех пор у меня появилось желание войти в автоспорт, а осуществилось оно в более осознанном возрасте, уже в Минске. Тогда клуб купил две новенькие спортивные машины — багги. Меня привлекла скорость и зрелищность этого класса. К слову, в простонародье багги называют «открытые колеса».


В СССР все финансирование автоспорта принадлежало ДОСААФ, он закупал запчасти. Помню, нам купили городской б/у автобус популярной на тот момент машиностроительной фирмы Икарус, из которого мы построили бус для перевозки спортивной техники.  Нас было трое или четверо энтузиастов. Вместе мы разобрали весь салон и обшивку, оставив раму и крышу, и сделали откидывающийся задний борт для заезда спортивных авто.


Почему-то после этого все пошло наперекосяк: тренер, ответственный за дело, переехал в Америку, а построенный автобус у нас изъял клуб и, наверное, продал. А у меня как раз началась служба в армии. Вот в это время, примерно 33 года назад, класс багги практически умер в Беларуси, да и автоспорт перестал развиваться. После армии я остался жить в Бресте, моя деятельность никак не касалась автоспорта, но  было желание продолжить это дело.  Прошло много времени, лет 20, автокросс снова вернулся  в Беларусь, но моего класса так и не было. Я влился в это движение, ездил на соревнования в качестве механика в кузовных гонках. Однажды, приехав с российского чемпионата, я понял, что хочу собрать свою машину и возобновить класс багги в республике. Тогда отправился в город Борисов, где на тот момент еще оставались рамы от багги. Я нашел таких же любителей, и мы начали строить машину практически с нуля. Взяли стандартный мотор, амортизаторы от самолета А2, как-то оставшиеся еще со времен СССР, старую резину и коробку от «Восьмерки». Так, находя запчасти у любителей, мы с миру по нитке за три-четыре месяца собрали авто. Никто не верил в то, что я смогу собрать единственную в Беларуси багги поеду с ней на соревнования. Однако на тот момент авто и правда было неконкурентоспособным по сравнению, например, с российскими машинами.  И вот, мы решили поехать в Кардымово на чемпионат России, ведь в Беларуси на тот момент не проводилось соревнований. Там конкуренты и зрители смотрели на нашу багги как на музейный экспонат, а Россия по технической составляющей опережала нас лет на 10. В чемпионате принимало участие около 30 машин, и мы смогли занять 13 место. Во время гонки отваливалось на ходу все, что только можно, а если из четырех брызговиков после заезда оставался хотя бы один, это было очень неплохо. Да и справиться с автомобилем мне сначала было трудно: я боролся и с собой, и с авто, и с трассой.


После этого опыта мы стали модернизировать машину, вводить новшества, подмеченные у россиян, делали авто конкурентоспособным. Пришли к выводу о том, что необходимо купить хороший мотор, а самолетные амортизаторы заменить. Медленно, но верно машина становилась лучше и стала занимать призовые места. Благодаря упорству и достижениям, нами стали интересоваться с целью партнерства, и сейчас нашу деятельность активно поддерживает сеть Бош Авто Сервис.


Несмотря на модернизацию, борьба авто и пилота продолжилась. Это зависело напрямую от навыков вождения, а мы не тренировались в промежутках между гонками. Рядом с Брестом нет трассы, как, например, рядом с Витебском и Минском. Хотя, помнится, в те годы российские судьи интересовались нашим городом с целью постройки трассы — их привлекала близость к границе с Польшей.
После того, как я собрал авто и показал его на гонках, появились и другие желающие последовать моему примеру. Таким образом, в Беларуси появилось еще как минимум 6-8 машин, и класс багги продолжил свое существование. Кто-то из гонщиков обращался ко мне за консультацией, часто возникали вопросы по сборке.


Спустя какое-то время мне захотелось иметь что-то лучшее, что-то более агрессивное, и я обзавелся новым автомобилем, на голландской раме. Автомобиль европейского уровня стоит, конечно, значительно дороже, но зато он легче старого и полностью усовершенствован для автокросса. Старый автомобиль я хочу продать, но до сих пор нет желающих.
К сожалению, сейчас ситуация в нашей стране опять становится хуже, и этот зрелищный класс начинает угасать. Мне кажется, у спортсменов пропадает интерес к этому делу по финансовым причинам. Чтобы видеть новое и стремиться к лучшему, я часто езжу на соревнования за границу:  на Украину, в Молдавию или Литву. На первой гонке в Молдавии в нашем классе присутствовало 26 участников из Молдавии, Украины, Болгарии, Чехии, Румынии и других стран, в основном с полноприводными авто. В тот раз мне удалось попасть в финал, заняв 4 место.  На Украинских соревнованиях в Александрии я участвовал в гонках разных классов, и во всех мне удалось подняться на подиум: два раза я пришел вторым и один раз — третьим.


Мы и дальше планируем посещать соревнования за границей, брать призовые места и развивать автоспорт в стране — желание ездить еще есть!